Колонизация Мурманского берега
К
Колонизация Мурманского берега, заселение и хозяйственное освоение Мурм. берега. Началась во 2-й четверти XVI в. с орг. рыб. промыслов и торговли, без создания постоянных поселений (за исключением периода существования в Печенгской губе Троицкого мон. в 1553–1590). До сер. XIX в. на Мурм. берегу существовали только сезонные весенне-летние промыслы помор. и саам. нас. Со 2-й пол. XIX в. начинается стихийное переселение на Мурм. берег отд. небольш. групп нас: сначала из Норвегии и Финляндии, а затем с С. России. Одним из инициаторов иностр. К. М. б. был росс. ген. консул в Христиании Мехелин Л., предложивший создать в Мотовском зал. поселение из норвежцев с целью распространения среди поморов нов. способов рыболовства (1858). Росс. властями еще в 1854 было разрешено финляндцам заниматься здесь промыслами, а 31 авг. 1860 было принято Положение К-та министров «О дозволении норвежцам переселяться в бывший Кольск. уезд Арх. губ.». Представители рег. элиты, прежде всего арх. губернаторы (Арандаренко Н. И., Гагарин С. П., Качалов Н. А., Игнатьев Н. Д.), увидели в К. М. б. средство улучшения социально-экон. ситуации в губ. (в случае переселения на Мурм. берег беднейших категорий нас). Со 2-й пол. 1860-х в качестве доп. аргумента в пользу необходимости К. М. б. стали указываться задачи укрепления суверенитета России на С. и защиты края от экон. и полит. экспансии Норвегии и Финляндии. Осознание важности этих задач заставило Росс. власти законодательно и материально поддержать К. М. б. 22 нояб. 1868 был принят закон, предоставлявший поселенцам, зачисленным в сословие «колонистов» (ими могли быть как подданные Росс. империи, так и иностранцы в случае принятия Росс. подданства), значит. привилегии и льготы. В большинстве своем колонистами становились выходцы из Финляндии – «финны» (фин. саамы, норвежцы) и Сев. России – «рус.» (карелы и др.). Попытка привлечения в качестве колонистов жит. Колы и кольск. саамов успеха не имела. Причинами переселения, как правило, оказывались невозможность проживания на прежнем месте и стремление улучшить условия жизни. В рез-те в ходе К. М. б. сформировались 2 р-на с преобладающим в них нац. компонентом – Вост. («рус») и Зап. («финны») берега. Среди перв. колонистов преобладали выходцы из сев. уездов (Кемский, Онежский, Арх.) и Олонецкой губ., среди вторых – Улеаборгской губ. Великого Княжества Финляндского и Сев. Норвегии. Социальный состав колонистов всех групп был относительно однородным – больш. часть составляли крестьяне и мещане. С нач. 1870-х, когда обнаружилось заметное преобладание на Зап. Мурмане колонистов нерус. происхождения, обеспокоенные этим, а также приписываемыми норвежцам и финнам различными злоупотреблениями (торговля «норв. ромом», захват лучших земель и промысл. угодий, притеснения рус. и саамов и т. п.), Росс. власти попытались уменьшить приток людей из-за рубежа и поощрить переселение из России. Однако дело ограничилось предоставлением арх. губернаторам права отказывать норвежцам и финнам в принятии Росс. подданства и зачислении в колонисты, и, поскольку немалая часть переселенцев за официальным статусом колониста не обращалась, прекратить переселение не удалось. Хотя Росс. законодательство и мероприятия властей по К. М. б. в целом создавали благоприятные условия для переселения, отсутствие четко выраженной цели и процесс реализации проводимой политики порождали основания для конфликтов между местным и пришлым населением, замедляли развитие региона. В 1897 на Мурм. берегу проживало 2153 колониста, из кот. на Зап. Мурмане – 1703 человека (в 45 поселениях), на Вост. – 450 (в 25 поселениях); в 1913 – 3157, из кот. на Зап. Мурмане – 1756, на Вост. – 1401 (1374 из них – 44 % – финны и норвежцы). После установления на Кольск. С. сов. власти (1920) К. М. б. продолжалась, но в значит. меньших масштабах. Так, продолжалось зачисление финнов в колонисты, но в осн. как средство легализации ранее проживавших там переселенцев. Однако с 1923 осн. часть колонизационных процессов оказалась связана с деят. Пром.-трансп.-колонизационного комб-та Мурм. ж. д. (см. Мурманский транспортно-промышленный и колонизационный комбинат), гл. объектом внимания кот. были р-ны прохождения ж. д. Поэтому осуществлявшаяся им колонизация Карело-Мурманского края (1923– 1930) затронула Мурм. берег сравнительно слабо и лишь в конце 1920-х. В 1927-1929 на берегах Кольск. зал. было поселено 11 хоз-в колонистов. Предполагалось начать колонизационные работы на побережье, но проект не был реализован в связи с ликвидацией комб-та (1930). Изменения в экономике традиционных р-нов выхода колонистов, а также коллективизация, резко сократившие приток переселенцев и пришлых рыбаков на мурм. прибрежный промысел, в условиях продовольственного кризиса рубежа 1920– 1930-х потребовали обеспечения рыболовной отрасли доп. рабоч. руками. Поэтому власти пошли на привлечение переселенцев из нов. для Мурмана регионов (Псковского и Новгородского), а также на принудительное переселение («астраханские кулаки-спецпереселенцы»). Хотя эти мероприятия имели в значит. степени хар-р принудительного переселения, они носили прежнее название – «колонизация» (проект «соц. колонизации» 1932). Падение роли прибрежного промысла в связи с быстрым развитием тралового флота ослабило потребность в К. М. б., а начатое с 1930-х размещение на побережье воен.-мор. объектов СФ привело к прямо противоположному процессу выселения ряда колоний – депортации инонационалов на Мурмане (1940). В период кон. 1850-х – 1930-х на Мурм. берегу существовало свыше 90 колоний. Наиболее заселенным был Зап. Мурман, где условия позволяли заниматься не только мор., но и береговыми промыслами (молочным скотоводством). Первые колонии образовались в 1850-х – нач. 1860-х ок. помор. промысл. становищ и семужьих тонь (Земляная, Озерко, Цып-Наволок, Печенга, Вайда-губа, Ура-губа). Вост. Мурман стал заселяться в конце 1860–1870-х (Териберка, Рында, Гаврилово). В 1890-х изменение промысл. обстановки побережья и истощение лесных и сенокосных угодий Зап. Мурмана привели к тому, что часть колоний прекращает существование и начинается активное заселение берегов Кольск. зал. К 1917 в составе Александровского у. было 2 вол., объединявших колонии, – Мурманско-Колонистская (Печенгское, Рыбацкое, Урское сельские общ-ва) и Териберская (Кильдинско-Колонистское, Гавриловское, Захребетнинское, Рындское, Харловское, Екатерининское сельские общ-ва). В 1930-х часть колоний была ликвидирована в интересах воен. стр-ва (Ваенга, Торос-остров, Кильдин и др.), а нас. переселено. В целом, К. М. б. способствовала развитию рыб. промыслов, торговли и транспорта в крае. Лит:. Ушаков И. Ф. Кольский Север в досоветское время. – Мурманск, 2001.

Возврат к списку

all rights reserved © Кольская Энциклопедия ke.culture.gov-murman.ru
Разработано компанией B1Team
Дизайн www.id51.ru