Коллективизация на Мурмане
К
Коллективизация на Мурмане, форма обобществления сельских хозяйств Кольского Севера, способ и процесс превращения индивидуальных рыболовецких и оленеводческих хозяйств в общественные, основанные на коллективном труде и коллективной собственности на средства производства и производимую продукцию. В соответствии с директивами центр. парт. и сов. органов СССР р-н Кольск. п-ова относился к 3-й зоне К., где она должна была завершиться к концу 1932. Однако уже 20 апр. 1929 Презид. Мурм. окружного ИК принял постановление «О ходе работ по орг. колхозов в округе», создав комис. из 3 чел. (пред. – зав. окружным земельным упр. Стрелков Г. В.) для рук-ва колхозным стр-вом в округе. В окт.– дек. 1929 по решению Презид. Мурм. окружного ИК был проведен «день коллективизации», для чего была создана окружная комис. (пред. – пред. правления «Интегралсоюза» Мохов). В р-ны округа были направлены чл. окружного ИК, кот. организовали более 30 собраний. Особенностью колхозного стр-ва на Мурмане явилось возникновение 2 специализированных групп колхозов – рыболовецких и оленеводческих. Среди рыболовецких первыми образовались колхозы: «Передовик» (с. Кашкаранцы, май 1929, 7 помор. хоз-в), «Красная Армия» (Териберка, февр. 1930, 44 хоз-ва), «Всходы коммунизма» (Варзуга, май 1930, 14 хоз-в), «Сев. звезда» (Белокаменка). В 1930– 1931 возникают новые колхозы: «Беломор» (Ковда), «им. Первого Мая» (Оленица), «Беломорский рыбак» (Чаванъга), «Север» (Пялица), «Заря» (Кузрека), «Волна» (Чапома), «Моряк» (Кузомень), «Терский рыбак» (Тетрино), «Ударник» (Минькино), «Энергия» (Ура-Губа), «Шторм» (Вост. Лица), «Девятый вал» (Харловка), «Коммунар» (Княжая Губа), «Тайсто» (Чалм-пушка) и др. В 1930 на терр. М. о. насчитывалось 26 рыболовецких колхозов (более 600 хоз-в), в 1935 – 30. В их распоряжении находилось 330 судов (ёлы, мотоботы, рыболовные траулеры). Среди оленеводческих хоз-в перв. образовались колхозы: саам. – «Лопарь» (с. Ловозеро, март 1929, более 20 хоз-в) и коми – «Оленевод». Последние просуществовали лишь до нач. весеннего выпаса оленей. Более долговечными стали колхозы «Красная тундра» (с. Ивановка, 1929) и «Тундра» (с. Ловозеро, янв. 1930). В нояб. 1929 в с. Ионой появился оленеводческо-рыболовецкий колхоз «Север» (1932, 66 хоз-в). Весной 1930 в тундре существовало 14 колхозов. Возникло также неск. молочно-животноводческих и смешанных хоз-в. В рез-те весной 1930 на Кольск. п-ове существовало ок. 40 колхозов, а уровень коллективизации по Мурм. округу (без терр. Кандалакш. р-на) составил 89%: Александровский р-н – 10 колхозов (7 рыболовецких и 3 молочных), Териберский – 7 (рыболовецких), Ловозерский – 4 (оленеводческих). Такие рез-ты были достигнуты адм. методами с применением нажима на оленеводов и рыбаков, угрозой или осуществлением репрессий (нежелающих вступать в колхозы облагали больш. налогами, лишали полит. прав, арестовывали за саботаж), орг. высокого уровня обобществления (особенно оленей). Так, Мурм. окружной ВКП(б) 21 мая 1932 принял решение об «обобществлении всего стада оленей и необходимой для ведения оленеводческого хозяйства упряжи» в колхозах Кольско-Лопарского, Ловозерского и Понойского р-нов. В июне 1932 на Мурман была направлена комис. ЦК ВКП(б) и бригада Ленингр. ОК ВКП(б), по рез-там работы кот. 22 июня 1932 было принято Постановление ЦК ВКП(б) «О неправильном решении Мурманского окружкома от 21 мая 1932 по вопросу обобществления оленей», а 8 сент. 1932 – «Об отсутствии руководства, контроля и о грубейших извращениях политики партии на Крайнем Севере», после чего ряд колхозов (в осн. оленеводческих) были распущены, созданы товарищества по совместному выпасу оленей (вместо 17 колхозов-артелей в сент. 1932 – осенью 1933 в округе стало 14 колхозов и 4 товарищества), колхозникам-оленеводам возвращено 6,5 тыс. оленей в личное пользование (до неск. десятков в зависимости от достатка колхоза, но не более 50 голов). Получили парт. взыскания и были сняты с работы секр. Ловозерского РК Карандеев, пред. РИК Ильин, пред. Ивановского сельсовета Пеньков, пред. колхоза «Тундра» Мазуров, секр. Ловозерской ячейки ВКИ(б) Андрианов и пред. Кольско-Лопарского райколхозсоюза Баккер. К. привела к разрушению традиционного образа жизни оленеводов и рыбаков, однако ряд исследователей полагают, что присущий помор. хоз-ву артельный хар-р производств. деят. и архаичные формы жизни тундры (по крайней мере ее саам. части) в доколлективизационную эпоху в определенной степени способствовали сравнительно мирному протеканию К. и относительно быстрому вхождению поморов и оленеводов в колхозную жизнь. Существенным фактором явилась и значит. гос. помощь рыболовецким колхозам неводами, оборудованием, продовольствием. В Териберке, на Торос-Острове и на Терском берегу были созданы моторно-рыболовные станции (МРС) с мастерскими для ремонта судов, кадрами промысловиков. В рез-те в 1930– 1932 вылов рыбы рыболовецкими колхозами вырос в 2,5 раза по сравнению с прежними, артельными (с 63 тыс. до 164 тыс. ц), вырос также и заработок рыбаков-колхозников. В тундре были организованы зоотехническая и ветеринарная службы. В то же время оленье стадо Кольск. п-ова, достигшее к концу 1920-х числ. 80–90 тыс. голов, существенно сократилось – до 50– 60 тыс.: часть оленей забили на мясо, др. погибли от недосмотра, болезней, волков. К. привела к созданию колхозной системы на Мурмане, существовавшей до нач. 1990-х. Лит.: Пятовский В. П. Коллективизация рыболовецких хозяйств Кольского полуострова. – Мурманск, 1965.

Возврат к списку

all rights reserved © Кольская Энциклопедия ke.culture.gov-murman.ru
Разработано компанией B1Team
Дизайн www.id51.ru